Микрофинансирование: год после закона

25.11.2016 / Полезные советы / Теги: ,

Михаил мамута, директор российского микрофинансового центра. Микрокредитование: год после закона

когда во второй половине 70-ых годов двадцатого века грядущий нобелевский победитель мухаммед юнус предоставил первый микрозайм (1 бакс) бедному бангладешцу, а потом основал банковское учреждение «грамин», никто не догадывался, что начинается эпоха микрокредитования.

микрофинансирование

А в 2005 году, по сведениям международного банка, МФО насчитывалось уже более 7 тысяч.

К сожалению, российская федерация не была в этом секторе рынка финансовых услуг В первые рядах. И закон о микрокредитовании был принят у нас в государстве только годом ранее.

Как оно сумело развиться за текущий год? Собственные комментарии дал сайту НИСИПП директор российского микрофинансового центра михаил мамута.

– михаил валерьевич, годом ранее был принят закон о микрокредитовании. Вы занимаетесь микрокредитованием прямо, благодаря этому ваша оценка прошедшего года олицетворяет абсолютный интерес для абсолютно всех, кто не чужд данному вопросу.

– Я и мои коллеги очень позитивно оцениваем эти результаты. Сейчас заявки на занесение в реестр МФО подали практически 400 организаций со всей Р.Ф.. Это больше, чем мы ждали на конец этого года. Мы рассчитывали получить к декабрю около 350 заявок, теперь их уже 400, и мы знаем, что подать такие заявки готовится еще примерно сто организаций. Видимо, к концу 2011 года у нас будет около 500 организаций. Это – очень порядочная цифра. Это означает, что закон популярен, что он поможет рынку формироваться.

Я считаю, что работа над ним была эффектной, как с точки зрения человека, работающего благодаря этому закону, так и с точки зрения его разработчика. Это означает, что была создана правильная оценка рынка.

– на прошедшем ранней весною предпринимательском форуме, где вы тоже находились, ваш коллега павел сигал, выступая на пленарном совещании, бросил данную знаменательную фразу: не стоит думать, что микрозаймы – это недорогие займы, это – не дешёвые займы. И именовал цифру – 500% в год.

– видите ли, микрокредитование – вещь трудная и различная. В нем есть и различные игроки, и различные программы. Поэтому становится понятным, когда его и оценивают не одинаково.

Если мы попытаемся разобраться в данном явлении, то традиционное микрокредитование в том виде, в каком оно появилось более 30-ти лет тому назад, в том сегменте, который мы считаем самым основным – поддержка бизнеса, поддержка предпринимательской инициативы жителей, поддержка состоявшихся стартапов, которые еще не могут получить займы в банковских учреждениях. И тут, разумеется, очень доступные ставки на этом рынке. Они начинаются от 9% в год.

Это – средства, предоставляемые за счёт недорогих ресурсов, потому как подобные ресурсы бесплатны. Теперь 63 субъекта РФ имеет на собственной территории действующие региональные центры микрокредитования, которые при поддержке министерства экономики за счёт недорогих ресурсов выдают займы бизнес.

– И для стартапов это намного выгоднее.

– да. Очень доступные микрозаймы для бизнесменов сегодня – меньше 9%. Но учтем, что стартапы тоже все различные, к тому же – различные и сами бизнесы. Вы можете трудится уже и год, и два, однако при этом у вас микробизнес, размер которого вас вполне устраивает. Это имеют место быть различные сектора: торговля, услуги. Благодаря этому дешевые наличные средства даются в основном неторговым секторам: производствам, фермерскому хозяйству, инновациям, молодежному бизнесу – тем, кому получить торговый кредит тяжелее всего.

Но даже у организаций, работающих с привлеченными средствами, другими словами идет речь о чисто коммерческих кредитах, усредненная ставка по микрозаймам для подобного предпринимательского сектора составляет 28% в год. Вы можете заявить, что это, все равно, много.

– не так уж мало. Однако это – ставка кредита для населения.

– тут необходимо брать во внимание две вещи. Первое – структура себестоимости. Чем займ меньше по размерам, тем подороже его обслуживание. И это влияет на цену. Второе – сами наличные средства, которые могут привлечь МФО, пока довольно дороги. В усреднённом рынке привлечение средств выполняется по ставке 15 – 18% в год. Это – цена ресурсов, которые они берут в банковских учреждениях. И, конечно, они обязаны положить сверху на эти средства какую-то маржу, чтобы гарантировать свои расходы и, очень важное, формировать резерв на случай допустимых потерь. Ведь при самом хорошего качества кредитовании резерв ниже 3-4% в этом сегменте фактически нереален. Вот эти проценты складуются с другими расходами на администрирование (в сумме, приблизительно, 5 – 6%), и получаются те самые 28%.

Но у нас есть отличный механизм понижения этой стоимости и, исходя из этого, понижения ставки рефинансирования за счёт программы российского банка формирования, в рамках которой наличные средства даются намного дешевле. МФО могут получить их под 8,5 – 9% в год. И по таким программам остаточная ставка не будет больше 20%.

Как можно заметить, всегда принимаются меры для понижения ставки рефинансирования по банковским займам для бизнесменов. Но нужно предусматривать, что идет речь о очень маленьких займах: 40, 50, 100 тысяч рублей – непосредственно они считаются довольно часто популярными, особенно вне москвы. И для бизнесмена самое основное, чтобы эти наличные средства можно было запросто получить (чтобы с него не требовали огромного количества документов). Так что на сегодняшний день установленные задачи поэтапно решаются.

– михаил валерьевич, собственноручно у меня появилось довольно много вопросов. Первый из них: почему банки и бизнесмены не договорятся прямо – без посредников в лице МФО. Как говорят, банкам все равно, а бизнесмены приобретут более невысокий процент. Либо есть уважительные причины этого не делать?Как я понимаю, это может быть на случай, когда такое партнерство невыгодно банкам. Почему?

– тут есть много причин. Самое первое, банки с данным сектором исторически не работают. К тому же требования банковских учреждений к стажу получателей займа начинаются с одного года.

– А вы работаете со стратапами

– начиная от 2-ух месяцев.

Второе, работа с этими банковскими займами очень дорога для банковских учреждений. Она для них еще затратнее, чем для МФО. Уже неоднократно подсчитано, что усреднённая точка безубыточных банковских займов для малого бизнеса находится где нибудь на уровне 10 тысяч долларов.

– 300 тысяч рублей.

– да. То, что ниже он должен давать себе в ущерб – подобная у банковских структур структура себестоимости. А у МФО точка безубыточности намного меньше. Это может быть и 30, а также 20 тысяч рублей. Благодаря этому они и занимают нишу, которую банкам невыгодно эксплуатировать.

Если бы банки могли предоставлять эти наличные средства довольно активно, то заявлять было бы не о чем. Но трудность в том и состоит, что есть крах на стартовом шаге формирования бизнеса. Кроме того, разговор идет вообще о том малом бизнесе, который не собирается становиться крупнее: он выходит в собственном поселке на конкретный уровень оборота – 100 тысяч на протяжении месяца – он для банковского учреждения не наиболее выгодный пользователь. А МФО – его надежда на поддержку.

Но существует и вторая причина, почему необходимы микро финансовая организация. Если мы берем большие мегаполисы, к примеру, москву или каждый иной миллионник, то и тут есть земля для деятельности МФО. К примеру, в москве самая большая микро финансовая организация, которая так и зовется «микрофинансы» имеет совокупный портфель быстрых кредитов около 600 миллионов рублей. И это в москве с ее ожесточённой конкуренцией.

  Загадки природной воды

Повсюду есть получатели кредита, которые банкам не подойдут, по стажу, по кредитной репутации заемщика, по отсутствию обеспечения, по тому, что у них нет, к примеру, вечной регистрации в москве. Есть множество запретов, которые не заметны со стороны, но создают целые группы людей, исключенных из сферы финансового обслуживания.

– И подобным образом на рынке финансовых услуг вырабатывается раздел пользователей МФО?

– абсолютно правильно. В него входят те бизнесмены, которые по формальным признакам не подойдут под требования банковских учреждений. Это, как я уже говорил, бизнесмены начинающие, либо очень маленькие.

Более того, у нас в москве есть МФО, которые работают с мигрантами. С той рабочей силой, которая приезжает из-за границы. В россию каждый год приезжает на работу несколько миллионов человек. Они справедливо нужны, потому как в государстве дефицит рабочей силы. У нас не имеется возможности для того, чтобы поставлять на рынок труда свои ресурсы в нужных количествах, тем более, если речь идет о низкооплачиваемом персонале. Одновременно это – опасная территория: если данные люди не объединены в наше общество, в нашу экономику, то собой они представляют некий потенциально взрывоопасный пласт.

– разумеется.

– вот для того, чтобы их соединить, есть особые программы, делающие их включенными в экономическую жизнь. Ведь в банковской структуре им займ никогда не дадут, так как у них нет в российской федерации полностью никакой кредитной репутации заемщика, да и гражданства тоже. Вы это понимаете.

– это полностью ясно.

– что мне импонирует в подобных проектах, которые поддерживаются и со стороны киргизии, и со стороны казахстана, – это то, что людям не просто предоставляют наличные средства взаем, но и, к примеру, устраивают курсы русского языка для собственных получателей займа. Людям нужно помочь в контакте с окружающими. И дело этим не исчерпывается: проводятся разные социальные мероприятия, чтобы приезжие лучше чувствовали себя в этом городе. Когда-то, во времена СССР, мы были одной семьей.

– ну, данное время давно в прошлом.

– но все таки, носители этой идеологии (на новом, разумеется, уровне) остались. И они пытаются такой элемент интернационализма поддерживать: если уж мы хотим по экономическим и социальным причинам с данными людьми разговаривать, необходимо, чтобы это было приятно и удобно для абсолютно всех.

Это все я говорю, чтобы стало ясно, в каких нишах микрокредитование незаменимо.
Причем это все мы пока говорим о больших городах. А давайте же обратим собственный взгляд к деревне, к маленьким городам с населением менее 100 тыс. Людей, а это – большое количество райцентров.

– там вообще заявлять не о чем: микрокредитование – это спасение для местного бизнеса.

– конечно. Там банковских учреждений очень часто попросту нет. А если есть, то это – самые большие государственные банки, которые на счастье там работают. Но даже у сберегательного банка кол-во отделений – 22 тысячи, а обитаемых мест в российской федерации – 148 тысяч. Это – очень большой разрыв, чтобы можно было его пренебрегать. Благодаря этому одна из главных задач микрокредитования – формирование общедоступности финансовых услуг в маленьких населенных пунктах.

– михаил валерьевич, мы остановились на том, что одной из важных задач микрокредитования у нас в государстве считается формирование общедоступности финансовых услуг в маленьких населенных пунктах.

– конечно. Мы считаем это преимуществом, потому как иначе экономическая система у нас начинает трудится не на общества, а против него. Ведь выходит, что там, где есть наличные средства, где хорошо развита инфраструктура, она работает. А там, где она необходима более всего, ее нет. И в подобном случае разрыв в бедности и богатстве только бы увеличивался. Развивая микрокредитование: МФО, кооперативные банки как вторую ветвь небанковских институтов финансирования, мы таким образом добиваемся и увеличения благосостояния и возможности формирования малого предпринимательства в деревне и малых городах.

Сейчас же о том, что касательно 500% в год.

– хочется об этом услышать, потому как утверждение было, можно сказать, сенсационным.

– В финансовом мире много различных продуктов и услуг. Также, есть и подобная модель, как pay day loans (совсем небольшие и короткие кредиты наличными с повседневным начислением процентов на остаток задолженности) – рынок, зародившийся в америке и англии.

Официально к микрофинансированию такие кредиты не относятся, а выделены на уровне западных стандартов в отдельный товар. Это кредиты от 1 до 5-10 тыс. Рублей на период от 2 до 15 дней – то, как говорят «до заработной платы». Эти банковские займы есть по всему миру – так, в америке узнаваемый финансист уоррен баффет теперь рассматривает покупку американского розничного подразделения «сити-групп», которое занимается, среди прочего, и выдачей «кредитов до заработной платы для рабочего класса» (из пресс – релиза о сделке).

Говоря о себестоимости подобных кредитов, напомним, что давать тысячу рублей на трое суток под 10% в год экономически не представляется возможным, так как это не окупит даже операционные расходы ссудодателя, уже не говоря о стоимости фондирования и формировании резерва на допустимые потери по ссудам. Если обсчитать приведенный мной пример, то станет ясно, что человек должен вернуть одну тысячу девять рублей.

– это ясно.

– давайте же нужно сказать так: на самом деле, 500% в год звучит внушительно а также не совсем достойно. Однако, если мы пересчитаем, что это будет в рублях, то выйдет, что взяв 1000 рублей, человек вернет через три дня 1137 рублей. Смотрится уже более умно? Наверняка, и данная сумма может быть меньше, но тут мотор ставки вниз – это, первым делом, конкуренция. И разумеется, такие кредиты до заработной платы не нужно брать на продолжительный период времени – но они для этого и не предназначаются. Необходимо заявить, что это заменитель банковской карточки для людей, которые не хотят или не могут применять платежную карту. Самый обычный пример – вы приехали в супермаркет, и выявили, что забыли дома наличные средства…. Или необходимо перехватить на 7 дней 5 тысяч, а у соседа теперь нет.

– это абсолютно ясно.

– вот это – короткий свое мнение о высоких процентах. Я хотел показать неоднозначность этой темы и заявить, что каждому овощу – собственная грядка.

В наше время многие из компаний, предлагающих кредиты до заработной платы, стремятся к формализации собственной деятельности, при всем этом часть из них проходят регистрацию как МФО, часть – как кооперативные банки, некоторые работают даже в форме банковских учреждений – в данном варианте, разумеется, такой pay day loan считается лишь одним из многих розничных займовых продуктов. И мы думаем, что если уж на подобные кредиты есть интерес, то пускай они лучше работают в легальном поле, где у получателей займа есть защита их интересов и работают претензии к раскрытию информации о ставке по кредиту. Одновременно, у нас есть подготовительная договоренность с регулятором, что в отчетности, которую аналогичные микро финансовая организация и кооперативные банки будут сдавать в минфин, такие «кредиты до заработной платы» выделялись бы индивидуальной строкой, чтобы не ухудшать всю картину рынка микрокредитования.

  Закон о торговле и противодействие монополиям розничных сетей

Подобным образом, задача-минимум в данной области – навести порядок, обеспечив светопроницаемость функционирования рынка и меры по защите прав покупателей. Задача максимум, которую тоже следует решить – если получатель займа по каким-то объективным обстоятельствам (болезнь, увольнение и т.Д.) не смог возвратить такой кредит до заработной платы в указанный период времени, то после 15 (или 30) дней применения, начисление процентов по указанной ставке должно закончиться, а далее применяется только ставка по процентам ЦБ РФ.

Все расходы ссудодателя в подобной модели покрываются за первые 10 дней пользования кредитом, благодаря этому с точки зрения бизнеса это смотрится адекватно, однако при этом не дает возможность совокупной задолженности выйти за разумные пределы.

– В подобном случае о различных грядках. Как я понимаю, ключевым получателем микрозаймов должен стать небольшой (и микро) бизнес.

– полностью правильно.

– как в подобном случае вы смотрите на современную общую ситуацию с нашим малым бизнесом2

– это – разумеется, наша тема. Мы развиваем доступность финансовых услуг только для того, чтобы у людей было шансов больше реализовать собственный предпринимательский потенциал. Тем более в регионах.

Сейчас о том, как мы видим ситуацию с малым бизнесом. С одной стороны несколько останних докризисных лет были очень положительными для формирования среднего и малого бизнеса. Велась планомерная работа по сокращению уровня административных барьеров, по уменьшению ренты коррупционного характера, увеличению общедоступности имущественных ресурсов. И успехи были в этом достигнуты явные. Я как член президиума ОПОРЫ Р.Ф. И президиума торгово-промышленной палаты конкретно учавствовал и могу заявлять про это со всей решительностью.

Но после наступил кризис, сильно ударивший по нашему малому бизнесу. При всем этом давайте же будем помнить, что в период кризиса небольшой бизнес стал в конкретном смысле резервным выходом для людей, потерявших работу. В 2008 – 2009 году (как правило, разумеется, в 2009-м) более 200 тысяч сокращенных на собственных фирмах людей начали вести собственный небольшой бизнес. Делали они это при поддержки разных госпрограмм (первым делом – программы роструда) и также с помощью микрозаймов.

Так что мы видим, что емкость этой ниши для включения в экономическую жизнь на время нетрудоспособной рабочей силы слишком большая. Никакой иной отрасль не смог бы это выполнить.

Но все таки, кризис, разумеется, подрезал крылья малому бизнесу. Первым делом, он ударил по инвестициям, потом – по заработным платам. Но в конце 2009, в 2010 году начал восстанавливаться рост. Правда, тут, как мы знаем все, и правительство с данным дало согласие, было принято не самое замечательное решение в отношении ставки брутто-ставок. Что значит для бизнесмена ее повышение до 34%? Он сидел при упрощенке на 14%.

– да. И ему заменили ЕСН брутто-ставками, то их ставку подняли практически в 2,5 раза.

– В том-то и дело. Особенно, предприятия только-только стали выкарабкиваться из кризиса. У них не накоплено никакого прочностного запаса, они работают на грани. И здесь – этот презент.

Предпринимательское объединение с самых первых дней обсуждения этой темы говорило: так делать нельзя. Это – ошибочное решение, которое не достигнет собственной цели. Не в том дело, что бизнесмены жадные и им жаль наличных средств на пенсионеров. Разумеется, поручительства перед пенсионерами должны быть сделаны в полном объеме, но только, если это выполняется исполнимым образом. Если же мы рекомендуем меру, которая не может быть реализована по определению, то мы определенно не добиваемся необходимого результата. Мы приобретаем цепь конфликтных ситуаций, потому как бизнес не может оплачивать эти наличные средства. Многие представители среднего и малого бизнеса говорят, что оплачивать взносы по данной ставки им тяжело. И они вынуждены оплачивать заработной платы в конвертах. Естественно, уровень заработных плат уменьшается. Вложения уменьшаются – люди боятся вкладывать в подобных условиях.

– да, они боятся показать, что есть у них какие-нибудь средства.

– естественно. И объем отчислений брутто-ставок уменьшается. Создается эффект, прямо противоположный желаемому.
Да, минздравсоцразвития докладывает, что за три последних месяца взносов сконцентрировано больше, чем за минувший год. Это правда, но нужно предусматривать, что взносов сконцентрировано больше на фоне быстро произрастающей экономики. Я уверен: если бы не поднимали ставки, их собрали бы намного больше.

– В этом уверены многие специалисты.

– уж, как минимум, не менее. Так что мы рассуждаем с точки зрения социально серьезного, но все же формирования.
Если мы сегодня так придавим, что бизнес бросится бежать в тень, то на следующий день дефицит ПФ окажется еще более существенным, а способов его решения еще меньше.

И в данной ситуации значительное решение о понижении ставки брутто-ставок, которое приняли глава государства и правительство, было выполнено, также, и под воздействием консолидированной позиции, занятой бизнесменами. А в данном варианте, забыв про расхождения во взглядах на много вопросов, объединились и РСПП, и ОПОРА Р.Ф., и «деловая российская федерация» и ТПП – через чур массовая оказалась тема.

Случившееся понижение ставки, разумеется, серьезный шаг. Но, мы считаем, шаг все же недостаточный. Идет речь о понижении с 34 до 30%, а ниже исключительно для производственных компаний и социально – важных некоммерческих организаций. Это не даст возможность полноценно убрать создавшуюся ситуацию.

Я думаю, дискуссию по данному поводу нужно продолжать. Но продолжать ее серьезно: не просто вести разговор о том, что ставку нужно понижать, а рекомендовать вариации замещения выпадающих доходов. Это имеют место быть, к примеру, доходы от приватизации, или, что довольно разумно – повышение верхней границы суммы фонда зарплаты , по достижении которой брутто-ставки не уплачиваются. Об этом можно продолжить заявлять, но смысл в том, что нельзя данную работу считать оконченной. Выполнен распростране первый шаг.

Еще я думаю, что рановато отказываться от единого налога на вмененный доход. Он прекрасно себя проявил. Теперь предлагается поменять его патентом. Но патент – прекрасная вещь для бизнесменов, которые ведут эту работа нерегулярно, которые работают три – 4-ре месяца в году. Для бизнеса, который всегда на ходу, единый налог на вмененный доход – более комфортное решение. А раз он прекрасно работает и прекрасно собирается, он мог бы еще поработать паралельно с патентом и УСН. Система администрирования ЕНВД отлажена, и если выполнить этот налог добровольным, он бы еще очень долго послужил формированию бизнеса при превосходной собираемости в бюджеты.

Так что проблем у малого бизнеса сегодня очень большое количество. Все их следует решать. И все, кто связан так или по другому с средним и малым бизнесом, должны помочь в решении данных проблем.

Разговаривал владимир володин


Добавить комментарий